5 страница

Рядом со мной по коридору идёт парень из моего класса, Крис Томпсон. Он приветливо мне улыбается и на его правой щеке появляется милая ямочка. Кровь приливает к моим щёкам, прямо как тогда, когда я видела Эша Фишера в доме у Дей. При этом воспоминании по моей коже пробегают мурашки. Я потираю руки, пытаясь избавиться от ощущений. Я не хочу вспоминать о влечении, которое, ни с того ни с сего испытала к Эшу, и неважно каким мимолётным оно было.

Мне удаётся разыскать кафетерий, где Дей уже ждёт меня.

— Мне нужно принять свои лекарства до еды, — говорю я ей, а потом добавляю 5 страница, понижая голос, — у меня есть обезболивающее для Эм-Джея, но я не хочу отдавать их тебе прямо здесь. У меня будут неприятности, если кто-нибудь это увидит.

Она кивает, и мы идём в женский туалет.

— Для чего это? — спрашивает она, когда я запиваю таблетку водопроводной водой.

— Я родилась с дырой в сердце, и мне в восемь лет понадобилась пересадка сердца. Я должна принимать эти таблетки каждый день и стараться избегать «чрезмерного волнения». Фигня, — я кладу лекарство обратно себе в сумку и вынимаю обезболивающее. Протягиваю его Дей.

— Спасибо. Ты себе даже представить не можешь, как это поможет Эм—Джею,— он постоянно 5 страница испытывает такую сильную боль, — тихо говорит она.

— Вот для этого и нужны друзья, — отвечаю.

Она улыбается. Её очки съезжают ей на нос, и она тут же их поправляет.

— А ты случайно не прихватила какие-нибудь новые очки из вашей лаборатории? — поддразнивает она.

Я смеюсь.

— Неа, хочешь прийти ко мне сегодня? Не могу гарантировать, что будет присутствовать мама, но если она все же будет, я вас познакомлю. Ты можешь остаться переночевать, если хочешь.

— С удовольствием, — говорит она.

Мы выходим из туалета, вливаясь в поток студентов. Я настолько увлечена беседой с Дей, что даже не заметила, как наш путь перегородил 5 страница Эш Фишер, и я чуть не врезалась в него, едва успев вжаться спиной в дверь.

Он смотрит на меня сверху вниз сверкающими чёрными глазами — глазами, которые можно было бы назвать красивыми, если бы они принадлежали кому-нибудь другому. Моё сердце сжимается. Ощущение сильнее, чем прежде. Почему оно появляется всегда, когда он рядом?

Мы стоим очень близко друг к другу, его холодное дыхание обжигает мне кожу, которую начинает покалывать от удовольствия. По шее поднимается жар — я в ужасе от своей реакции на него.

— Смотри, куда идёшь, блондиночка, — рычит Эш.

Что тут же возвращает меня на землю.

— Это ты должен был смотреть 5 страница, куда шёл, — огрызаюсь я. — Я не виновата, что твоё здоровенное тело Дарклинга сталкивается со всеми подряд. Ты бы заимел что ли габаритные огни или типа того.

Он рычит, блеснув клыками.

На меня тут же обрушивается воспоминание о той ночи, когда погиб отец: клыки, с которых капает яд, лужа чёрной крови, лицо моего отца, перекошенное от боли.

Я слышу, как кто-то всхлипывает, и понимаю, что это я.

Встревоженный, Эш отступает.

— Я не собирался тебя кусать.

Я киваю, неспособная говорить. Дей, успокаивая, обнимает меня за плечи.

— Думаю, для одного дня ты уже достаточно напугал Натали. Как считаешь? — говорит она 5 страница Эшу.



Он понимает намёк и уходит, бормоча проклятия себе под нос.

Дей ведёт меня в кафетерий и берёт мне какой-то еды, хотя у меня нет аппетита. В моём сознании до сих пор живо ощущение от соприкосновения дыхания Эша с моей кожей.

— Нат, ты как? Ты немного раскраснелась, — говорит Дей.

— Я в норме, просто растерялась из-за поведения Эша. Он довольно сильно напугал меня, — говорю я полуправду.

— Тебе не нужно бояться Эша. Его угроза хуже его укуса и это не каламбур, — говорит Дей, засовывая в себя скудный обед. — Может он и дилер Дурмана и полный придурок, но он никогда не 5 страница нападал на людей, даже когда те избивают его при свете дня.

— И часто люди на него нападают? — спрашиваю я.

Она пожимает плечами.

— Сейчас не особо часто, он ведь теперь больше. Но когда он был младше, да.

Мне сложно понять, почему Эш не защищался, когда на него нападали. Он же не может переживать из-за того, что ранит какого-нибудь человека, ведь так? Он же Дарклинг. С каких пор они переживают за то, что могут навредить людям?

После обеда мы отправляемся на наш следующий урок: история с мистером Льюисом.

— Эй, куда это мы идём? — спрашиваю я Дей, которая 5 страница ведёт меня на улицу.

— В библиотеку. Нам придётся пройти через пожарный выход, так как нормальный вход разрушен был во время налётов в прошлом году. Двенадцать человек погибли. Это было ужасно.

— Мне жаль, — бормочу я, словно это моя вина. Но в какой-то степени, это так и есть: опосредовано. Эти налёты были «отчаянным шагом отчаянного человека», по крайней мере, так мне пояснил как-то Крейвен. Восстание Дарклингов (Фронт Легиона «Освобождение») подчинил себе весь Блэк Сити. Они побеждали в войне, и Стражи были готовы потерять один из своих важнейших стратегических укреплений. Если бы Блэк Сити пал, то следующей остановкой стал бы Центрум, и 5 страница тогда бы всё пропало. Нужно было что-то предпринять. Поэтому Пуриан Роуз отдал приказ напасть на город с воздуха. Не важно, кто погибнет (мужчины, женщины, дети), артобстрел должен продолжаться до тех пор, пока Фронт Легиона «Освобождение» не сдастся, а Дарклинги не будут окружены, как в итоге и вышло. План Роуза сработал, но какой ценой? Всё и вся было в руинах.

Я закутываюсь посильнее в здоровенную куртку Эша. На городской площади с Пограничной стены на нас глазеют несколько стражников-Дарклингов. Я вздрагиваю.

К тому времени, как мы добираемся до библиотеки, мы уже опаздываем. Огромное помещение, уставленное полками с разрешёнными Стражами 5 страница книгами. Рядом с каждой полкой книжный указатель. Это единственный способ как-то различить книги, потому как все обложки одинаковые, чёрные и красные.

Осталось два свободных места: одно рядом с Жуком, а другое рядом с Эшем. Его челюсть сжимается, поскольку он замечает меня.

— Да они, что, издеваются, — бормочет себе под нос Дей.

Она, шаркая ногами, тащится через всю комнату и садится рядом с Жуком. Я издаю стон, оглядываю библиотеку в поисках другого свободного места. Из-за отсутствия каких-либо вариантов, я усаживаюсь рядом с Эшем. Он смотрит по сторонам, на пол, на потолок, куда угодно, только не на меня 5 страница. Я вынимаю из сумки пластиковый пакетик с мятными пластинками и сую одну пластинку себе в рот. Я катаю её по рту, позволяю той шумно ударяться о мои зубы.

— Ты не могла бы прекратить? — шипит на меня Эш, наконец, признав моё существование. — Раздражает.

Я как можно громче разгрызаю мятную пластинку. Он шепчет себе под нос проклятье.

Близнецы Томпсон, Грегори и Крис, сидят за следующим столом рядом с нами. Крис наклоняется вперёд к Дей, его волнистые каштановые волосы ниспадают на его роскошные светло-карие глаза.

— Эй, крошка, лишней ручки не найдётся? — спрашивает он.

Она вспыхивает, шарит по пеналу, находит ручку 5 страница и отдаёт её. Жук закатывает глаза. Похоже, ни одна девушка не может устоять перед обаянием Криса.

Крис после поворачивается к Эшу, его голос понижен до шёпота. Я пытаюсь не подслушивать, но это трудно, учитывая, что Эш сидит рядом.

— Эй, слыхал чего-нибудь о новом Золотом Дурмане? — спрашивает Крис.

Эш качает головой.

— Это что-то новенькое, но я не очень-то заинтересован связываться с этим дерьмом. А почему тебе он так интересен?

Крис глуповато таращится.

— Просто слышал, что он может дать чистый кайф, без всяких последствий. Без головной боли после обычного Дурмана. Думал, возможно, ты чего слыхал о нём.

— Я имею 5 страница дело с Дурманом, который прямо из клыка. Нельзя доверять этим уличным смесям; туда могут намешать всё, что угодно. Лучше тебе не пробовать этой дряни, — говорит Эш.

Крис кивает, садясь на место.

— Да...да, наверное, ты прав.

Грегори плавно переводит свои светло-карие глаза, горящие от ненависти, на Эша.

В этот самый момент в библиотеку входит мистер Льюис (похожий на мышку мужчина с большими пышными усами), с проектором под мышкой. Он устанавливает его перед классом.

Я снимаю куртку Эша и вешаю её на спинку стула. Эш наклоняется ко мне, его губы оказываются прямо рядом с моим ухом. Моё сердцебиение 5 страница ускоряется.

— Я хочу вернуть свою куртку, блондиночка, — говорит он спокойно.

— Не повезло тебе.

— Я предупреждаю тебя, верни мою куртку или ...

— А то что? Убьёшь меня? Знаешь, твои угрозы уже начинают надоедать.

Он качает головой.

— Оставь себе, плевать. Она всё равно уже тобою воняет.

— От меня нормально пахнет, — говорю.

Он вскидывает бровь, ничего не говоря.

Не знаю, почему это меня расстраивает. С чего меня должно волновать, что он думает обо мне?

Мистер Льюис выключает свет, и все в классе начинают хихикать и ухать, когда мы погружаемся в темноту. Уголком глаза я вижу сверкающие глаза Эша. Я стараюсь сосредоточиться на уроке, возникновение 5 страница Кровной войны, но понимаю, что это довольно трудно, когда Эш так близко. Его колено почти касается моего.

Эш берет ручку и постукивает ею по столу, стук-стук-стук, глядя на экран в передней части класса, лицо его мрачно.

Щелчок: фото довоенного города, грязные улицы, освещённые неоновым светом.

— Соединённые Штаты Стражей погрязли в коррупции, — говорит мистер Льюис. — Наркотики и преступность были на самом высоком уровне, когда начали вестись записи, и чем больше Дарглингов мигрировало в города в поисках работы и пропитания, тем острее становился вопрос с перенаселением.

Мистер Льюис оглядывает класс.

— Кто-нибудь знает, что оказалось основной причиной смерти людей в 5 страница то смутное время?

Рука Дей взлетает вверх.

— Пристрастие к Дурману.

Мистер Льюис кивает.

— Более семидесяти процентов населения Соединённых Штатов Стражей были подсажены на этот очень сильный наркотик. Это был самый мрачный период нашей истории.

Грегори сердито смотрит на Эша.

Щелчок: частично построена бетонная стена.

— Пуриан Роуз, как новый избранный глава Соединённых Штатов Стражей, понял, что лучшая возможность реабилитация страны, это отделить Дарклингов от людей, и в каждом городе во всех девяти мегаштатах он приказал поселить Дарклингов за стенами гетто.

Щелчок: тысячи Дарклингов сгоняют в гетто под дулом оружия.

— Переселение прошло успешно с минимальными потерями популяции Дарклингов, хотя некоторые повстанческие группировки 5 страница отказались покидать свои дома — в основном те, кто отлично уживались с людьми и рождали полукровок, — говорит мистер Льюис.

Эш смотрит на экран, его лицо застыло, будто камень.

— Пуриан Роуз милостиво разрешил остаться полукровкам со своими родителями, — продолжает мистер Льюис. — Однако, вскоре после этого принятого закона, говорится, что отношения между Дарклингами и людьми запрещены, чтобы предотвратить дальнейшее появление полукровок. Те, кто нарушит эти условия, приговариваются к смерти.

Щелчок: Генерал Стражей со светлыми волосами и пронзительными голубыми глазами.

Меня захлёстывает горе.

Отец.

— Однако, даже и с изоляцией Дарклингов от людей ещё какое-то время остро стоял вопрос с перенаселением, поэтому 5 страница генерал Джонатан Бьюкенан предложил Схему вольной миграции, которой последовали более пяти миллионов Дарклингов, переехавших в миграционные лагеря в Бесплодных землях...

— Это неправда, — говорит Эш.

Все оборачиваются, чтобы взглянуть на него.

— Хочешь провести урок? — спрашивает мистер Льюис, голос его сочится сарказмом.

— Если предлагаете, — отвечает Эш.

— Фишер, ты ступаешь по тонкому льду.

— Почему это? Если уж вы взялись учить нас «истории», то, по крайней мере, придерживайтесь фактов. В Бесплодных землях не было никаких миграционных лагерей.

Усы мистера Льюиса раздражённо подёргиваются.

— Итак, я полагаю все те Дарклинги просто растворились в воздухе?

— Нет, — говорит Эш.

— Тогда куда же они все делись?

Эш смотрит прямо 5 страница на меня. Я тяжело вздыхаю, голова идёт кругом. Он знает. Правда в том, что не было никаких миграционных лагерей,— это были концентрационные лагеря. Пуриан Роуз отправил Дарклингов умирать, отрезав их от поставок крови, в Бесплодных Землях.

Если бы у него был выбор, он бы не послал всех Дарклингов в Бесплодные земли, но с политической точки зрения это была бы катастрофа. Людское население не смогло бы проигнорировать миграцию Дарклингов. Отец мне как-то сказал, что это как сварить лягушку. Если бросить ту в кипящую воду, она тут же выпрыгнет из кастрюли. Но если опустить её в холодную воду и очень 5 страница медленно нагревать воду, то она с удовольствием будет плавать в воде, пока не свариться. Пуриан Роуз очень осторожно подогревал наше общество, пока не убедился, что люди пришли к нужной ему мысли, сами того не подозревая.

Первым этапом его плана были гетто, которые были лишь средством, чтобы обмануть либералов, полагавших что эта «мера» на самом деле не так уж плоха и что остальные Дарклинги, которые были отправлены в Бесплодные земли, ушли туда по собственному выбору. Правительство рекламировало лагеря в Бесплодных Землях, будто это курорт, и люди были готовы в это поверить, потому что гораздо легче поверить в ложь, чем принять 5 страница страшную истину. Пуриан Роуз провернул геноцид прямо у них под носом, а они даже глазом не моргнули.

Потом, один за другим, выжившие Дарклинги в Бесплодных землях стали заражаться странным новым вирусом. Вирусом Разъярённых. Теперь в бесплодных землях, если и остались Дарклинги, то все они превратились в безмозглых монстров, заражённых вирусом. Я знаю это, потому что мой отец это видел воочию; он был ответственным за программу переселения. Этот опыт всё изменил; вот, по какой причине он переметнулся на другую сторону и наша семья распалась.

— Ну? — требует мистер Льюс ответа.

Остальной класс поворачивается, чтобы с любопытством взглянуть на меня 5 страница. Сердце бешено стучит в груди.

«Ничего не говори, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Не хочу, чтобы весь класс знал, что сделал мой отец с Дарклингами. Они могут не понять. Всё, что осталось от моего отца, — это репутация. Я должна защитить хотя бы её».

На лице Эша мелькает нерешительность.

— Они все улетели на луну, — говорит он.

Я выдыхаю.

— Очень остроумно, мистер Фишер. — Мистер Льюис включает свет. — Потому, как первая годовщина дня Перемирия приходится через неделю на субботу, я хочу, чтобы вы все написали эссе о Кровавых беспорядках и событиях, приведших к разоружению. Ну, и, пока я не забыл, мне нужно, чтобы ваши родители 5 страница подписали эти разрешения для нашей поездки в музей Блэк Сити.

Он стучит по кипе бумаг на своём столе.

По классу разносится несколько стонов. Мы открываем наши книги и минут десять в тишине их читаем, хотя я не могу понять ни одного слова. Я всё ещё под впечатлением от того, что только что произошло. Жук несколько раз нацарапал у себя в блокноте одно и тоже словосочетание, которое повторялось несколько раз. Он всматривается в меня недружелюбными глазами.

— Я так понимаю, ты не поддерживаешь закон Роуза? — говорю ему.

Он фыркает.

— Вот ещё, это...

— Плюнь на это, — рычит Эш себе под нос 5 страница.

— И не подумаю. Я не боюсь говорить об этом, — отвечает Жук.

— Понеслась, — Дей закатывает глаза.

— Пограничную стену надо разрушить. Без вариантов, — говорит Жук.

— Согласна, но это должно осуществляться через переговоры, в политическом дискусе, а не угрозами и терроризмом, которыми занимаются Люди за Единство, чтобы добиться своих целей, — отвечает Дей.

Кончики ушей Жука порозовели.

— Дей, ты такая наивная. Ничего не изменится, пока мы не надавим на правительство.

— Не согласна, — холодно говорит она. — Лучше всего повлиять на правительство изнутри. Когда я стану Эмиссаром...

— О, не обольщайся. Этого никогда не произойдёт. Они никогда не позволят Бутцу попасть в Ускоренную политическую программу, — отвечает Жук.

Дей 5 страница смотрит на меня, и я ей слабо улыбаюсь. Грегори Томпсон оборачивается к нам и прислушивается.

— Пуриан Роуз не позволит стене рухнуть, — тихо говорит Эш. — Он слишком упорно боролся, чтобы всех разделить.

— У него не будет другого выбора, если все восстанут и проголосуют против него, — продолжает гнуть свою линию Жук.

— Ты ещё не уловил? Роуз всегда добьётся своего. Ты напрасно тратишь время, если думаешь, что он когда-нибудь позволит этому произойти, — отвечает Эш.

— Разрушение стены никому не принесёт пользы. Кто захочет, чтобы на улицы вернулись эти кровососы? — монотонно высказывается Грегори своим плаксивым голосом.

— Может, это принесёт пользу мне, — огрызаетсяЭш 5 страница, затыкая Грегори. — Я бы хотел увидеть свою семью. Но не думаю, что это имеет значение для правительства? — Последнее предложение обращено ко мне.

Между нами в воздухе повисает враждебность, когда мы возвращаемся к нашим книгам. Мы продолжаем в молчании читать наши книги. Тишину нарушает Эш, постукивая ручкой по столу. Тук, тук, тук, тук, тук, тук.

— Не прекратишь?! — я делаю вид, что разозлилась, припоминая ему мятный леденец.

Он продолжает постукивать своей ручкой, в данный момент уже осознано. Что ж, я тоже умею играть в эту игру. Я катаю во рту ещё одну мятную конфетку, постукивая ей о зубы.

Эш хлопает 5 страница ручкой по столу. Она скатывается и падает, а мы одновременно наклоняемся, чтобы поднять её. Ударяемся головами. Мою голову пронзает острая боль и, как ни странно, грудь. Эш стонет и вздрагивает, чуть ли не падая со своего стула и хватаясь рукой за быстро вздымающуюся и опускающуюся грудь, будто ему трудно дышать. Он, шатаясь, поднимается на ноги и выбегает через пожарный выход.

— Что это с ним? Он более странный, чем обычно, — говорит Дей.

— Изжога, — бормочет Жук, вставая, чтобы посмотреть, как там его друг.

Я потираю шишку на лбу и смотрю во все глаза в пустоту, где ещё секунду назад был 5 страница Эш. Как по мне, так это ни капельки не изжога.

Глава 10

ЭШ

Я, спотыкаясь, выхожу на городскую площадь через пожарный выход. Ноги мои скользят по неровной земле. Я не успеваю сделать и десяти шагов, как мои ноги подгибаются, и я валюсь на пол, тяжело дыша, дрожа, в то время как моё тело все горит, растапливая лёд моей крови. Что со мной? У меня сводит желудок, вены разрываются от боли. Я вонзаю ногти в мостовую, стараясь уцепиться за реальность. Моё тело яростно трясётся. Как будто меня выворачивает наизнанку.

Меня будто пронзает электричеством. Разряд проходит через кончики пальцев ног и рук, встречаясь 5 страница в одной точке: в моём сердце. В груди происходит взрыв мучительной боли, и моё тело дёргается. Позвоночник выгибается дугой. Всё, о чем я могу думать,— я умираю, умираю, умираю. Я испускаю вопль отчаяния, и тогда боль проходит так же быстро, как и появилась.

Я лежу на земле, пот струится по моему лицу, грудь вздымается, а мои пальцы прижимаются к невероятно горячей коже, покрывающей всю грудную клетку, и я что-то чувствую, — то, чего не должно быть:

Медленное ровное сердцебиение.

Я издаю изумлённый возглас, который находится где-то между радостью и ужасом. По мощённой мостовой шлёпают шаги, и я склоняю голову 5 страница на сторону, чтобы увидеть рядом с собой обшарпанные бутцы Жука. Он хватает меня за рубашку и оттаскивает из-под прямых солнечных лучей, прежде чем подтянуть меня наверх в сидячее положение.

— Всё хорошо, брат? — спрашивает он.

Я закрываю глаза и просто слушаю ритмичный стук моего сердца. Моё сердце... Не могу поверить, что оно и правда бьётся! После жизни в тишине это самый прекрасный звук, который я когда-либо слышал. В первый раз за своё существование я, правда, по-настоящему живу и не похожу на зомби, который ходит просто, как ожившее тело.

Жук трясёт меня за плечо, возвращая к реальности.

— Ты 5 страница чего? — спрашивает он.

Я беру его руку и прижимаю к своей груди.

— Не фига себе! — Он отдёргивает руку. — Как это? — наконец спрашивает он.

— Понятия не имею. Кажется... — Я трясу головой. — Ты подумаешь, что это безумие.

— Рассказывай.

— Кажется, это из-за Натали. — Я рассказываю ему о нашей первой встрече под мостом, и как затрепетало моё сердце. — И когда мы только что столкнулись головами, моё сердце начало биться. Это не может быть случайностью.

Жук чешет голову, вроде как, пытаясь сложить все кусочки головоломки воедино.

— Но каким образом прикосновение Натали могло запустить твоё сердце? Это, что девчонка—дефибриллятор или типа того?

— Без понятия.

— Ты 5 страница слыхал о подобном запуске сердца у полукровок? — спрашивает он.

— Нет.

— Думаешь, это навсегда?

— Блин, к чему все эти вопросы? Не можешь просто порадоваться за меня?

Меня охватывает внезапный ужас. А что, если это только временно? Я хотел бы, чтобы сердце билось всю мою оставшуюся жизнь. Всё, чего я хочу, — это быть нормальным, вписываться в окружающий меня мир, не быть одному. Это невозможно, если ты единственный парень в городе без сердцебиения; это сильно выделяет тебя на фоне остальных. Я не хочу возвращаться к былому — не хочу быть фриком.

Поток моих мыслей обрывается, когда площадь оживает. По площади шествует 5 страница взвод часовых Стражей, за которыми следует почти сотня горожан. Многие рабочие всё ещё одеты в свою обычную серую униформу, как будто они только что бросили то, чем занимались, чтобы прийти сюда. Поблизости возбуждённо болтает группка дам в длинных платьях, обмахиваясь веерами, в то время как их мужья не обращают на них никакого внимания. А спустя мгновение библиотечная дверь распахивается, и наш класс истории высыпает из здания на улицу, чтобы присоединиться к остальным гражданам на площади.

Натали выходит из библиотеки вместе с Дей и Крисом. Она смотрит в моем направлении, и моё сердце начинает опять биться в грудной клетке 5 страница, да так сильно, что будто готово вот-вот вырваться,— ба-бумба-бумба-бум! Если и были какие-то сомнения, что моё ново обретённое сердцебиение связано с Натали, то сейчас они рассеяны.

— Что происходит? — спрашивает Жук.

Я отвожу глаза от Натали.

— Не знаю. Давай посмотрим поближе.

Он помогает мне подняться на ноги, и мы проталкиваемся сквозь толпу к сцене. Народ толкается, каждый старается вылезти вперёд, пытаясь оказаться поближе к трём крестам у Пограничной стены. Преподобный опрыскивает кресты соком акации, а часовые Стражи поспешно перед ними воздвигают платформу. Группа парней с бритыми головами дразнят охранников Легиона, стоящих на стене.

— Эй, а это 5 страница не твоя тётка Роуч? — Я указываю на женщину с офигенными дредами до пояса и худощавым веснушчатым лицом, стоящую у сцены.

Мы подходим к ней, и она быстро обнимает Жука. Мы словно в эпицентре столпотворения, все толкаются, чтобы получить лучший вид. Часовые Стражей наносят несколько ударов, пытаясь тем самым присмирить толпу.

— Почему здесь все собрались? — спрашивает Жук.

— Это Том Шрив— они нашли его, — говорит Роуч, имея в виду друга Жука, который пропал несколько недель назад.

От лица Жука отливает вся кровь.

Ба-бум! Сердце моё вдруг сжалось, и я почему-то уверен, что это потому, что Натали тут, неподалёку. Я 5 страница поворачиваюсь и вижу, как её ведёт к нам Грегори.

— Пошли, я хочу посмотреть поближе! — говорит Грегори.

Они идут ближе к сцене, и, когда они проходят мимо, рука Натали задевает мою руку. Через мой бицепс стреляет электрический разряд, и я инстинктивно хватаюсь за руку, пытаясь заставить боль уйти. Что странно, Натали также хватается за свою руку, словно она чувствует то же самое. Она хмурит брови и вопросительно смотрит на меня.

Народ на площади умолкает, когда на Пограничной стене появляется высокий Дарклинг в длинной пурпурной мантии и золотой маске. Сигур Марвик. Вот, кого я ненавидел больше, чем Стражей,— это его. Его сопровождает девушка 5 страница в голубой мантии с капюшоном, её лицо было скрыто, так что все, что можно было разглядеть,— это её искрящиеся черные глаза.

По площади пробегает возбуждённый шепоток, когда на площадь выводят трёх человек с мешками на головах на платформу прямо перед крестами. Ведёт их белобрысый-Ищейка, которого я видел с Натали в её первый учебный день.

— Вот это крутотень. Не могу поверить, что они и впрямь собираются кого-то распять, — говорит Грегори Натали. — Всегда хотел поглядеть — как это; слыхал, такое происходит сплошь и рядом в штате Плантаций. Разве не захватывающее зрелище?

Она в ужасе смотрит на него 5 страница.

— Нет, это отвратительно. Кто-то должен это остановить.

Дей легко касается руки Натали.

— С тобой всё в порядке? Ты побледнела.

— Я не могу стоять и смотреть, как людям причиняют боль, особенно после того, как папа умер у меня на глазах, — говорит она.

Охранники Стражей выстраивают заключённых под крестами в одну линию. Моя кровь стынет в жилах, когда я смотрю этот леденящий душу ужас. Как может быть, казалось бы, столь простое и безвредное на вид сооружение, как деревянный крест, вызывать такой страх во мне? Это не то, что он из себя представляет. Боль. Страдания. Смерть. Не думаю, что это худший 5 страница способ умереть. Капюшоны с пленников сняли. Один из пленников — парень в очках в роговой оправе. Том. Жук вскрикивает и рвётся вперёд, но тётя удерживает его на месте.

— Ничего не предпринимай, — настоятельно шепчет Роуч ему на ухо.

Второй заключённый — пожилой мужчина, который во многом похож на мальчика. Он рыдает, моля о прощении. Я в ужасе таращусь на третьего узника. Это девочка-подросток в жёлтом платье с длинными белыми волосами и оранжевыми глазами, похожими на заходящее солнце. Нордин! Она должна была скрыться через стену.

Ищейка срывает с девушки платье и выставляет на обозрение толпы её обнажённое тело. Охранники Легиона воют. Позади неё разворачивается 5 страница пара радужных крыльев, восемь футов в длину. Они колышутся на ветру, ловя свет и создавая маленькие радуги вокруг неё. Толпа охает, когда смотрит на этот фейерверк.

Белобрысый Ищейка запрокидывает голову Нордин и вырывает плоскогубцами её клыки. Она душераздирающе взвывает, и я вздрагиваю. Стерилизовали. Хуже унижения для Дарклинга и не придумать. Он бросает её клыки в толпу. Десятки человек кинулись подбирать их на сувениры. Я прикрываю рукой свой рот, мои клыки болят только от мысли, что меня могут стерилизовать. Я удивлён, замечая, что точно такой же жест делает и Натали. Она опускает руки, на её лице снова появляется озадаченной выражение.

Ищейка 5 страница обнажает меч и в два взмаха отрубает крылья девушки Нордин. Она вопит от боли, и по её телу ручьями сбегает кровь. Он поднимает крылья и подбрасывает их в воздух. Они вращаются, словно лезвие ножа, над толпой, и люди отчаянно пытаются их поймать. На чёрном рынке их с руками оторвут. Во многих культурах есть поверье, что крылья Дарклингов обладают свойствами афродизиака, но так как правительства других стран более терпимы по отношению к Дарклингам и дали им гражданские права, то они вынуждены нелегально импортировать их из СШС. Крылья девушки скоро измельчат в порошок, чтобы сварить из него приворотное зелье 5 страница для каких-нибудь толстосумов.

— Мы должны помочь Тому, — говорит Жук мне и своей тётке.

Роуч осторожно вынимает из кармана маленький конверт. Она вытряхивает из него некую маленькую красную таблетку мне на руку. Натали смотрит на нас, а затем переводит взгляд обратно к сцене, но у меня складывается впечатление, что она слушает наш разговор.

— Цианид, — объясняет Роуч. — Мы надеялись сунуть его Тому прежде, чем он окажется на платформе, но не было подходящего времени.

— А как быть с дедушкой Тома и девушкой-Дарклингом? — спрашиваю я, гадая, почему здесь только одна таблетка.

— Мы не знали, что и Френка схватили, а на Дарклингов цианид 5 страница не действует, — объясняет Роуч.

Я смотрю на помост. Если мы собираемся помочь Тому, то должны действовать быстро; его разденут и пригвоздят к кресту, он будет окружён охранниками Стражей. Добраться до него будет сложно. А у нас всего одна попытка.

Роуч кладёт руку мне на плечо.

— Эш, ты быстрый. Поэтому это должен сделать ты. Ты наша лучшая возможность.

— Что, если меня схватят?

— Ну же, братан, ты должен помочь, — настойчиво призывает Жук.

Должен ли я это делать? Я изучаю красную таблетку. Помощь Тому и впрямь стоит риска попасть под арест? Прежде чем я принимаю решение, таблетка ускользает от меня.

— Эй! — кричу я 5 страница вслед Натали, которая проталкивается сквозь толпу с украденной таблеткой в руке.

Меня одолевает ярость, и я спешу за ней, намереваюсь отобрать цианид, прежде чем она успеет вручить ту своему дружку-Ищейке. Толпа начинает сжимать кольцо вокруг нас, остаётся совсем мало времени. Она проскальзывает между двумя людьми, а я грубо распихиваю их, прокладывая себе дорогу. Моя рука успевает дотянуться до её сумки, но Натали выскальзывает и взбирается на помост.

Чёрт!

— Что ты делаешь? — белобрысый Ищейка сощуривает на неё свои зелёные глаза.

— Я хочу посмотреть в глаза предателю расы, если можно, Себастьян, — говорит она.

Себастьян. Вот как его 5 страница зовут.


documentamngdmf.html
documentamngkwn.html
documentamngsgv.html
documentamngzrd.html
documentamnhhbl.html
Документ 5 страница